Василий Шадрин


Социализм: наше прошлое или будущее?


Примириться с существующим порядком вещей, это значит выступать апологетом общества, которого не понимаешь.

Маркс

Прогресс творится не по издаваемому царем указу, не по мановению волшебного жезла фокусника, он не плод сумасбродства или вкусов отдельных лиц, а плод запросов и усилий самого народа.

Н.Е.Врангель

Механизм саморегулирования рыночного хозяйства, если он и существует, обходится слишком дорого и в экономическом, и в политическом, и в социальном плане.

А. Шлезингер


У капиталистической системы есть одно неразрешимое, смертельное противоречие: интенсивное развитие экономики и экстенсивное развитие рынков сбыта. Причем, если в деле интенсификации производства пределов практически нет, то вот ситуация с рынками сбыта может быть вполне конечной, тупиковой. Земля кончилась - и нету больше рынков. Вот и все… От чего кризисы - от перепроизводства, а все остальные кризисы: валютный, финансовый и банковский – производные от него.


Помните детскую задачу про бассейн: в одну трубу вливается, а из другой выливается. Так вот, как только из первой трубы начинает заливаться больше, чем выливаться из другой – начинается переполнение бассейна, а в капиталистической экономике – кризис. И эта ситуация неизменная, ее можно прогнозировать, сглаживать, но, как показывает последний финансово-банковский кризис – он все равно будет и кто-то пострадает больше других. Догадались, кто?


Как можно сгладить кризис? Прогнозировать его наступление. А что делать капиталисту? Увеличивать рынки сбыта или сократить выпуск продукции. А если рынков сбыта больше нет и не хочется (боязно) завоевывать новые у соседей, значит выход один - сокращать производство. Но сократить выпуск продукции «добровольно» нет никакой возможности – упадет норма прибыли. Тогда конкурент заработает больше, т.к. чем больше объем выпускаемой продукции, тем меньше доля постоянных затрат в общем объеме себестоимости товара, стало быть себестоимость снижается и есть возможность уменьшить цену на товар, увеличив продажи, и в итоге, выиграть в конкурентной борьбе.


Короче говоря, никто из капиталистов из чувства сознательности снижать выпуск продукции не будет до тех пор, пока кризис не заставит. Вы, наверное, обращали внимание, что сегодняшняя продукция индустрии высоких технологий, когда ломается, то ее проще (дешевле) выбросить, чем ремонтировать. Тем более, что к тому времени когда сломался ваш мобильный телефон, уже вышла новая модель с рядом дополнительных функций. Ремонт старого аппарата равен половине стоимости нового – прямой резон старый выкинуть и купить новый. И этот принцип не случаен. Он заложен в технико-экономической логистике бизнеса. Вы покупаете новый товар, вместо ремонта старого, увеличивая тем самым товарооборот и, следовательно, прибыль капиталиста. Т.е. товар изготавливается с заведомо установленным сроком эксплуатации, рассчитанным с учетом срока оборачиваемости капитала.


Чем чаще оборачивается капитал (в нашем примере, чем чаще покупаются телефоны) и чем больше объем продаж, тем больше прибыль производителя. Но здесь тоже надо понимать, что если ваш телефон сломается на следующий день после покупки, то вряд ли вы купите новый у того же производителя. Поэтому качество товара должно быть на «рыночном» уровне. И выигрывает тот, кто более умело балансирует между снижением себестоимости товара и его качеством. Причем впереди всегда идет не качество товара, а возможность снизить издержки! И это напоминает езду на велосипеде: нельзя перестать крутить педали – упадешь сразу. Поэтому нужно постоянно производить и это все продавать. Ну а если телефон еще не сломался? Значит, выпустим новую модель с дополнительными функциями и скажем, что старый – не круто. И соответствующая реклама по всем каналам. И кто-то покупает, хотя эти новые функции сто лет ему не нужны: «…Одним словом, продукт, по-видимому, изготовлялся не ради тех услуг, которые он оказывал публике, но лишь для того, чтобы заработать побольше денег. Удовлетворял ли он покупателя, это было уже второстепенным делом. Достаточно было сбыть его с рук…» - говорит об этом Генри Форд.


Главная задача – продать любой ценой. Так формируется западное общество безудержного потребления. Капиталисту оно просто необходимо. Всевозрастающий экономический рост формируется таким же экспоненциальным ростом избыточного потребления. Ладно бы потребление шло за свой счет. Но столько денег нет даже у населения «золотого миллиарда». Весь этот потребительский пир шел в займы! Помните: «За чей счет банкет?»


Сейчас это вопрос там не задают: в доме повешенного не говорят о веревке. Могу только добавить в качестве справки: внутренний долг домохозяйств и частных компаний в Америке составляет более 38 трлн. долларов. Но потребительский рай тоже когда-то должен закончиться, т.к. потребности граждан имеют физиологические пределы, да и рост демографической базы не поспевает за ростом производства. Вот и опять кризис. В одну трубу влилось гораздо больше, чем из другой вылилось. Но это пол-беды. Теперь, все, что съели, неплохо бы оплатить. Помните про 38 трлн.? Ровно на столько съели и не заплатили.


«Скандал!», - скажете вы, да нет – это уже финансовый кризис. У летчиков есть такой термин: точка невозврата, преодолев которую горючего не хватает на обратный путь. И здесь – либо прыгать с парашютом, либо лететь дальше на сколько хватит горючего, в надежде найти случайную посадочную полосу. А если летишь над морем – то кранты… Так вот, экономика США перешла эту точку невозврата: все создаваемые в течение года американские активы не покрывают образующиеся за этот же период обязательства. А темп прироста американского долга составляет 5 трлн. долл. в год, что чуть меньше половины всего ВВП Америки. Обычными «мирными» способами она не в состоянии сбалансировать свою экономику, но существовать в таком виде сможет еще какое-то время, это может исчисляться и годами, и десятилетиями, все будет зависеть от того, как экономно она будет расходовать «оставшееся в баках горючее».


У нас тоже была такая точка невозврата, я бы отнес ее к периоду «позднего Хрущева», т.е. примерно к началу 60-годов. Минуя этот рубеж и не модернизировав экономические отношения, мы смогли «пролететь» еще 30 лет! Сейчас, правда, мы все еще продолжаем некое движение, хотя уже не летим, а скорее ползем по инерции, растрачивая энергию некогда гигантского производственного потенциала, заложенного в советский, в основном, сталинский период. Плановая система может избежать такой неприятности, как кризис, поскольку она -плановая. Т.е. регулируя объем выпуска продукции, можно избежать ее перепроизводства. И никто не разорится.


Предвкушаю ехидные вопросы: если плановая экономика такая прекрасная, что ж она, спустя 70 лет, рухнула с таким грохотом? Стало быть, проблем у нее не меньше, а может даже и больше, чем у системы капиталистической. Если ответить в сжатом виде, то скажу, что устойчивость экономической системы определяется не наличием или отсутствием проблем, а способностью управляющих этой системой их своевременно и качественно решать. Не решили вовремя назревшие проблемы – вот и рухнула система.


А вы как хотели? Не послушали товарища Сталина, а ведь он незадолго до смерти обращался к своим недалеким последователям, предавшим и отрекшимся от вождя и учителя, предупреждал, что «…если мы будем проводить неправильную политику, …конфликт будет неизбежен, и наши производственные отношения могут превратиться в серьёзнейший тормоз дальнейшего развития производительных сил. Поэтому задача руководящих органов состоит в том, чтобы своевременно подметить нарастающие противоречия и во время принять меры к их преодолению».

Плановая экономика – это инструмент для достижения цели и для России, учитывая всю ее специфику, она подходит как нельзя лучше, просто ей надо уметь управлять. Так, по выражению Василия Ключевского: «Великая идея в дурной среде извращается в ряд нелепостей».


Эти нелепости, собственно, мы с вами и имели «удовольствие» наблюдать в конце 80-х. Хозяйственный механизм, основанный на государственном плане, наиболее мобилизуем и управляем, что позволяет концентрировать свободные или излишние ресурсы и перераспределять в оперативном режиме между другими отраслями экономики, приоритетными в данный момент. Но самое главное, плановая экономика будет избавлена от необходимости безудержного избыточного производства. Производить будет нужно ровно столько, сколько требуется для естественных и разумных потребностей человека. Ну, не надо ему 20 пар обуви, а ведь на изготовление этого излишнего товара расходуется сырье, материалы, энергия, людской труд. А потом, все это утилизируется, вся эта неизношенная обувь, немодные телефоны, устаревшая бытовая техника и т.д.


Избыточное потребление ведет к тому, что большая доля ресурсов, в т.ч. и невозобновляемых, через недоамортизированный товар (еще вполне пригодную обувь, немодный или сломанный мобильник и т.д.), превращается в отходы: см. «Нашу Рашу» про Сифона и Бороду.


Мне могут возразить, что, мол, гонка производства стимулирует выпуск новых товаров, разнообразит их ассортимент, ведет к улучшению качества. А рыночная конкуренция, это ли не лучший залог прогресса? И да, и нет. По поводу качества не согласен в принципе. Качество интересует капиталиста постольку, поскольку оно соответствует рынку, а главное – затратам на поддержание необходимого качества. И, если есть возможность снизить себестоимость товара в ущерб качеству при условии, что норма прибыли будет сохранена (не пострадает объем реализации товара) - капиталист неминуемо снизит издержки, т.е. ухудшит качество товара. Наглядный пример – китайский ширпотреб. Его качество соответствует цене. Качество низкое, но и цена низкая. Вот он и побеждает в конкурентной борьбе, хотя рядом лежат товары и более известных фирм, и качество не сравнить.


«…Из девяносто пяти человек найдутся только десять или пятнадцать таких, которые согласны платить больше за лучшее качество, остальные же обращают внимание только на цену, не считаясь с достоинством...» (Генри Форд).

По поводу конкуренции и прогресса - тоже самое. Да, конечно, конкуренция стимулирует прогресс и подстегивает качество, но, это скорее «побочный эффект». Все-таки ключевое понятие в рыночной экономике – снижение издержек производства, а не достижение максимального качества и совершенствование производства. Отсюда получается, что лучше старое оборудование вывести в Китай, и снизить тем самым издержки, чем ломать голову, как улучшить станок или технологию производства. А постоянное предложение новых товаров и большое их разнообразие – этот скорее рекламный или даже маркетинговый трюк. Не нужно это все, это явный избыток.


Хотя, выброс на рынок нового товара, принципиально отличающегося от уже имеющихся, а не такого же с банальной надписью «new» - это мечта каждого капиталиста, поскольку дает возможность некоторое время получать монопольно высокую прибыль. И это обстоятельство тоже надо иметь ввиду и использовать при выстраивании мотивационных аспектов в нашей экономике. Как трудно выбрать сейчас в магазине при наличии изобилия товаров что-то нужное. Причем, что бы ты ни купил, ты все равно купишь не совсем то, что надо. А выйдя из магазина, рядом за углом ты вдруг увидишь то, что искал, и как раз «с перламутровыми пуговицами», а на другой день ты с ужасом узнаешь, что уже вышла новая модель с еще более мощным двигателем, с низким содержанием сахара и сильно расширенной материнской платой…


Не угнаться нам за Западом, да и не надо это. Пока мы за ними бежим, они уже придумали что-то новое, и мы опять сзади. Нам надо придумать свою «фишку». И, чтобы наша была круче, чем у них. Тогда они за нами гоняться будут. И в этом плане у нас есть определенное преимущество. Они от своей парадигмы (гонка производства и гонка потребления) отойти никак не могут, хотя бы и пора ее поменять. А у нас все пути открыты. И мы должны гнаться не за количеством произведенного товара, а за его качеством. Объем выпуска должен быть таким, чтобы он соответствовал разумным потребностям людей и народного хозяйства, и ничего лишнего!


«…Задача предприятия - производить для потребления, а не для наживы или спекуляции. А условие такого производства - чтобы его продукты были доброкачественны и дешевы, чтобы продукты эти служили на пользу народу, а не только одному производителю...» (Генри Форд).


Да, возможно, в какой-то отрезок времени будет меньше товарооборот, но будет и меньше затрачено сырья и материалов, топлива и рабочего времени. И этот высвободившийся ресурс можно направить на опережающее развитие высоких технологий и, в первую очередь, на раскрытие творческого потенциала граждан и производственных коллективов. Как раз самые передовые технологии в области индустрии, а также «гуманитарные» технологии и интеллектуальный капитал, - только они могут являться залогом нашего успеха и основным конкурентным преимуществом, что и позволит компенсировать присущие нашей стране излишние издержки производства, связанные с климатическими и территориальными особенностями нашей страны.


Ускоренные темпы развития производительных силы и производственных отношений, вызванные масштабными инновациями, внедрение передовых ресурсосберегающих технологий и оптимизация процесса производства дадут возможность уменьшить издержки и увеличить качество производимой продукции. А, кроме того – снизить цену на товар! Что и требовалось доказать! А потом, если захотим, можно и конкурировать хоть со всем миром. Т.е. мы имеем товар с лучшими потребительскими свойствами, более качественный и долговечный, с меньшей себестоимостью его изготовления и низкой ценой. И это можно сделать только с помощью централизованной плановой экономики.


Это не просто моя фантазия, это все, как говорится «медицинский факт», подтвержденный реальным ходом развития СССР в период до середины 60-х годов. Только такая форма ведения народного хозяйства способна в кратчайший срок сконцентрировать и перераспределить ресурсы экономики в нужном направлении, оптимизировать затраты, т.е. существенно их сократить по сравнению с издержками, присущими рыночному хозяйству. Только экономия на затратах от ненужной рекламы составит более 12,2 млрд. долл. в год! Ровно столько ежегодно тратится всеми производителями России, чтобы оболванить покупателя и продать свой товар, ничем не отличающийся от такого же на соседней полке.


А сколько уходит на оплату всяких членов всяких наблюдательных советов, а прибыль олигархов – все это, в большей степени, потерянные для национальной экономики деньги, выведенные за рубеж. Я уже не говорю о прямом воровстве бюджета через коммерческие структуры и объем коррупции, достигающий 250 млрд. долларов – эти средства тоже выводятся из страны со скоростью от 20 до 50 млрд. долл. в год. А добавьте сюда еще торговлю природными ресурсами, большая часть денег от которой просто не доходит до России, а «колониальный налог» – взносы в стабфонд и другие золотовалютные резервы, до кризиса они составляли порядка 700 млрд. долл. Вот вам и внутренние резервы экономики.


Это только то, что лежит на поверхности. Их можно задействовать, просто изменив экономический уклад. Если продолжить логический ряд, то плановая экономика требует обобществления средств производства, не всех конечно, но, стратегических, точно: ТЭК, ВПК, Транспорт, Машиностроение, Электроника и т.д. Кстати, это не только требование данного экономического уклада. Вся электронная промышленность, да и машиностроение тоже в капиталистическом мире, в США, например, являются «планово убыточными» или находятся на грани рентабельности. Однако данные отрасли существуют и даже развиваются в нарушение всех экономических законов капитализма. Стало быть, инвестиции идут туда не по рыночному принципу, а в результате государственного бюджетного перераспределения. Ну, точно как в СССР. Что мы в итоге получаем: плановую экономику с многоукладным хозяйством и справедливыми принципами распределения общественного продукта.


Вот мы и приехали. Здравствуй, новый социализм! Теперь дело за немногим, главное мы видим нашу цель – социализм и знаем способ его достижения - классовая борьба. Осталось сделать первый шаг…